\m/ 80's metal \m/

Информационно-аналитический форум "80 см пыли" (In Search We Trust) "У нас никто никуда не спешит"
Me For You - http://me-4u.com
It is currently 17 Dec 2018

All times are UTC + 3 hours

Spoiler
Chat - temporary registration for foreign users (please leave your application here)







Post new topic Reply to topic  [ 2 posts ] 
Author Message
 
PostPosted: 09 Jan 2013 
Я набрал 1000 сообщений!
User avatar
Joined: 11 Feb 2009
Posts: 1841
Lоcаtion: Крым,Ялта
Age: 45
Name: Валера
Image

Year: 10.02.1978.

Трек-лист:

1. "Exciter" Rob Halford, Glenn Tipton 5:34
2. "White Heat, Red Hot" Tipton 4:20
3. "Better By You, Better Than Me" (cover of Spooky Tooth's song) Gary Wright 3:24
4. "Stained Class" Halford, Tipton 5:19
5. "Invader" Halford, Tipton, Ian Hill 4:12
6. "Saints in Hell" Halford, K.K. Downing, Tipton 5:30
7. "Savage" Halford, Downing 3:27
8. "Beyond the Realms of Death" Halford, Les Binks 6:53
9. "Heroes End" Tipton 5:01


Produced by Dennis McCay & Judas Priest

Band:
* Rob Halford – вокал
* Glenn Tipton – гитара
* K.K. Downing – гитара
* Ian Hill – бас
* Les Binks – ударные

Весна 1977 года. Шесть человек сидят в центральной лондонской пивнушке. Пятеро — с одной стороны стола: угрюмо попивают своё пиво и с подозрением смотрят на шестого парня напротив. Тот шестой парень, имя которого Дэннис Маккей, рассказывает участникам Judas Priest — бирмингемской металлической группе с тремя альбомами за плечами — как он начинал карьеру в качестве инженера на знаменитой студии Trident, набираясь опыта под руководством легендарного продюсера Кена Скотта, и работал над альбомами таких грандов, как Queen и Дэвид Боуи. Он достаёт своё резюме и говорит о проектах, в которых был задействован с тех пор: продюсирование фьюжн-артистов вроде Brand X, Gong, Томми Болина и Джона Маклафлина.
Неожиданно Роб Хэлфорд выхватывает резюме из его рук и рвёт в клочья. «На хрен это всё! — рявкает Хэлфорд. — Что ты хочешь сделать конкретно для нас?!»
Сегодня Роб веселится, вспоминая тот случай: «Должно быть, внутри меня на тот момент плескалось слишком много кружек пива, — говорит он. — То были давно канувшие в лету весёлые дни моих металлических пьянок. „Дайте-ка мне пузырь медовухи, и всё будет хорошо!»
«По-моему, Роб выпил четыре или пять рюмок водки, — возражает Гленн Типтон. — И следукшгий вопрос, адресованный Дэннису, был: „Посмотрим, сколько ты сможешь выпить…» Но, на самом деле, в этом плане Дэннис был настоящий мастер. И это впечатлило нас куда больше его резюме ». И всё же Хэлфорду стыдно вспоминать свою выходку: «Когдая думаю об этом сейчас, я понимаю, что вёл себя очень оскорбительно. Совершенно безобразно. Кем я себя вообще возомнил, Джонни Роттеном?»
В 1978-м духом Джонни Роттена было пропитано всё вокруг. Панк и новая волна превалировали на страницах музыкальной прессы и в хитпарадах. Первая волна хард-роковых и хэви-металлических групп уже сходила на нет или же пыталась найти новые для себя пути развития. Deep Purple распались. Black Sabbath погрязли в дурмане. А Scorpions, UFO, AC/DC, Тед Ныоджент и Thin Lizzy оказались способны на запись лишь концертных альбомов.
Хард-року жизненно необходим был смачный пинок под зад, который в итоге и последовал в виде двух диаметрально противоположенных работ. Одной из них стал одноимённый дебют-ник Van Halen, раздвинувший представление о возможности электрогитары и подвигнувший целое поколение молодых дарований взять в руки инструмент. А ещё одним уколом адреналина стал Stained Class Judas Priest. Это кардинальный альбом в эволюции тяжёлого металла. Возможно, самый влиятельный после творений таких пионеров стиля, как Black Sabbath. Если Black Sabbath был искрой, то Stained Class стал катализатором. Между прочим, в 2004-м ни кто-нибудь, а авторитетный побратим Classic Rock, журнал.МеЬг1 Hammer назвал Stained Class самым влиятельным металлическим альбомом всех времён. Именно Stained Class стал примером того, что получит название «чистый металл», и фундаментом почти для всего прочего металла, что родится позже.
Все альбомы Priest, которые выходили до него, преследовали технические проблемы, неважное качество звучания, дрязги с продюсерами, сессионные барабанщики и каша мала из стилей: как с точки зрения музыки, так и с точки зрения имиджа. Хотя, впрочем, даже на них уже проглядывали первые штришки того, кем станет группа в будущем — особенно если говорить о таких убойных номерах, как Victim Of Changes, Dissident Aggressor, Sinner и Tyrant.
Столкнувшись лицом к лицу с вражеским окружением панка, Priest ответили на вызов выпуском Stained Class. «Мы всегда старались быть в курсе всех новых веяний в роке и металле, — говорит Роб Хэлфорд. — Надо быть дураком, чтобы игнорировать происходящее вокруг. Ведь можно многому научиться. Иногда можно чем-то вдохновиться, иногда подвергнуться какому-то влиянию, а иногда просто хочется показать им два пальца и послать – что, как мне кажется, мы в известной мере и сделали в адрес панка и новой волны.
Как музыканты мы понимали, что у них не такой уж и долгий срок хранения. Были кое-какие существенные группы, вышедшие из этого стиля — например, The Clash или The Stranglers, — но многих других представителей ждала участь попасть в разряд однодневок. Тогда царила настоящая истерия вокруг того заблуждения, что кто угодно может играть в группе—что просто несусветная чушь. Панк обратил на себя внимание звукозаписывающих лейблов и музыкальной прессы потому, что в нём явственно читалось пренебрежение к прошлым идеалам: „Забудьте о металле, забудьте о проге — всё это вчерашний день».
Настало время, когда не принято было упоминать эти два слова: „хэви метал» — они звучали как похоронный звон. Помню, в Штатах приходилось говорить „хэви-рок» или „хард-рок». Но то были захватывающие времена для нашей группы — самонадеянность относительно наших далеко идущих планов тогда била из нас ключом, и жажда приключений просто переполняла нас. Если подумать о том напоре, что присутствовал в вещах типа Exciter, например, или же Invader или Savage, — то, возможно, это было реакцией на то, что творилось тогда вокруг нас Это как бы раздувало угли у нас под ногами: „Мы же, блин, металлическая группа, чувак, и это наше любимое дело. Так что развесьте уши и внимайте!»»
Гленн Типтон соглашается: «Мы всегда придавали большое значение тому, что актуально на данный момент — ведь это, как правило, то, чего хочет молодёжь. Бессмысленно называть очередное модное веяние дерьмом, поскольку огромной части публики это нравится. Поэтому мы всегда держали нос по ветру. Номера вроде Exciter служат явным признаком того, что Priest поменял свои снасти и пошёл в разнос. Он отражал то, что происходило в те годы».
В кадре появляется Дэннис Маккей — человек, прошедший свою профессиональную школу на студии Trident, которая располагается в лондонском районе Сохо, и ставшая колыбелью для таких альбомов, как The Rise And Fall ofZiggy Stardust и Hunky Dory Дэвида Боуи. Маккей с любовью вспоминает время, проведённое там: «РикУэйк-был штатным клавишником, а ещё она стала одной из первых студий, где использовали Dolby и восьмиканальную запись. Пол Маккартни, Queen, Genesis, Марк Болан с Т. Rex, Фрэнк Заппа, the Rolling Stones, Free и Джефф Бек — все они в числе прочих там записывались. Это было изумительное место».
Дэнниса посоветовал группе их тогдашний менеджер Дэвид Хеммингс, и — после той первой памятной встречи с изорванным в клочья резюме — он сыграл сразу две роли в записи альбома. «У продюсера много задач, — объясняет Дэннис, — но в первую очередь на нём висит ответственность за то, чтобы наставлять музыкантов в студии, и контролировать процесс звукозаписи. Тогда как инженер звукозаписи занимается оборудованием, используемым при записи, микшированием и воспроизведением звука. Так вот на Stained Class я был и продюсером, и инженером». Альбом был записан в студии Chipping Norton, оксфордширской звукозаписывающей конторе Майка Вернона (продюсера легендарного диска Джона Мэйолла Blues Breakers, известного также под названием «The Beano Album») и его брата Ричарда. Маккей очень дотошно подходил к вопросу продюсирования, и начал с того, что сосредоточил всё внимание на звуке барабанов.
«Ритм — это основа основ, — говорит он. — Новый ударник Лес Бинкс первым появился на Chipping Norton и, что вполне понятно, немного волновался».
«Мы были довольны Лесом, — включается в разговор басист Иэн Хилл.
— Саймон Филлипс играл с нами на [третьем альбоме] Sin After Sin, но не смог поехать в турне. К сожалению, работа с Джеком Брюсом была для него поважнее. После чего пришёл, собственно, Лес. И мы наконец-то начали двигаться верным направлением. Неожиданно мы стали одной командой — Лес был одним из наших самых долгоиграющих барабанщиков. Он записал с Priest три альбома и дал три турне — включая тур в поддержку Ля After Sin».
Дэннис Маккей совершенно ясно помнит, как наблюдал за тем, как Бинкс настраивал свою установку (« на удивление маленькая бочка и небольшие томы с прозрачными пластиками, натянутыми довольно туго»). Дэннис спросил Леса, может ли он настроить томы пониже («Я хотел услышать полноту звука») и подтянуть малый барабан («Не люблю дребезжание»). Если Бинкс и размышлял про себя на тему того, во что же он ввязался, то виду не подавал, стараясь добиться вместе с продюсером идеального звучания: «Понадобилось целых два дня, чтобы барабаны наконец стали звучать как надо, — говорит Маккей, — и на протяжении всей записи Лес подкручивал их каждые 20 минут, чтобы настройки не сбивались». Гитаристы Гленн Типтон и Кей Кей Даунинг явились в студию на третий день, дабы послушать плоды трудов нового продюсера и нового же ударника. «Я усадил их и включил запись, — вспоминает Маккей. — Они слушали с каменными выражениями лиц и без каких-либо эмоций. Я немало понервничал». Но, как оказалось, просто они были сильно впечатлены — настолько, что даже решили начать сам альбом со шквального барабанного вступления.
Вклад Леса Бинкса стал решающим как на этом диске в частности, так и в придании форм звучанию металла в общем. Возьмите любую по-настоящему авторитетную, передовую металлическую группу, появившуюся с тех пор, и вы обнаружите, что за каждой из них стоит свой «вкусный» драммер: Дэйв Ломбарде (Slayer), Майк Портной (Dream ж Theater), Крис Контос (Machine Head), Джин Хоглан (Testament и Fear Factory) — й все они в той или иной степени играют в традициях, заложенных Лесом Бинксом.
«Лес был отличным ударником, — говорит Типтон. — Он прекрасно проявил себя как в студийной работе, так и на выступлениях. В металле барабанщик — это опора коллектива. Если от барабанов захватывает дух, то и от композиций в целом будет захватывать дух. Плюс ко всему Лес был вегетарианцем, вследствие чего мы любили накидать ему в суп ветчины, дабы позабавить работников кухни!»
«Впервые для себя мы использовали две бочки в более агрессивной манере, — продолжает тему Хэлфорд. — Они звучат напористо на всём протяжении пластинки. Лес был чрезвычайно техничным и чистым барабанщиком. Можно очень явственно услышать, как каждая бочка звучит отдельно от другой — даже на быстрых треках. И чёткость ударов…» Просто послушайте вступительный ход в Exciter, если вам вдруг необходимо убедиться.
Разобравшись с записью барабанов, настало время браться за гитары. Маккей спросил Типтона и Даунинга, какой звук им хотелось бы получить, и принялся добиваться желаемого результата с таким же маниакальным вниманием к деталям. «У Гленна с Кей Кеем было около десяти кабинетов Marshall 4×12, — говорит Маккей. — Гленн наигрывал разные аккорды, а я в то время засовывал голову в каждый из „маршаллов» и слушал, чтобы был нужный звук. Если там слышалось какое-то искажение, то мы метили эти усилители, наклеивая на них кусочек изоленты. Лучшие из них мы оставили, а сомнительные заменили». Прошло шесть дней кропотливых проб и ошибок с расстановкой микрофонов. Дэннис: «У меня было записано конкретное расположение каждого прибора, так чтобы всё это можно было восстановить в точности. В итоге не было необходимости прибегать к помощи никаких эквалайзеров». («Мы были похожи на безумных профессоров, ставящих свои эксперименты», — смеётся Типтон).
Все эти эксперименты, тем не менее, отнимали время. А время, как известно — деньги.
«На ранних альбомах деньги были насущной проблемой, — жалуется Хилл. — Чем больше времени мы убивали, трахаясь над тем, чтобы добиться идеального звучания, тем дороже нам это стоило. Но по мере того, как мы становились всё более известными, перед нами открывалось чуть больше возможностей. Дэннис со своей стороны также пожертвовал немалым. Так как он инженер от Бога, я думаю, что его профессиональная гордость не позволяла ему сделать что-то кое-как. Дэннис в большой степени был ответственен за всё звучание в целом. Возможно потому, что если бы результат получился неважным, винить бы было больше некого».
Общими усилиями они сумели добиться того «чистого металлического» звучания, которое окажет на будущее стиля такое неоспоримое влияние. И, вдохновлённые этим звуком, музыканты тоже не подкачали: «Как результат, — говорит Дэннис, — в гитарных соло почти нет ни одной вклейки [наложений]».
«В те дни, когда ещё не было ни Pro Took, ни чего-то ещё подобного, было сложно вклеивать куски, и поэтому свои соло-партии приходилось знать от и до, — рассказывает Типтон. — Приходилось уединяться и наигрывать их куда усерднее, чем это происходит сейчас. Это теперь ты играешь их, зная, что всегда можешь вклеить какие-то отдельные куски. И только если собираешься играть эту песню на концертах, только тогда уже наигрываешь её для себя. Тогда как в былые дни ты приходил в студию, и там на тебя смотрело как минимум два или три человека — ты просто вынужден был сделать всё как следует».
Басист Иэн Хилл также внёс небольшие, но существенные изменения: «На. Stained Class я начал играть медиатором, — говорит он. — По большей части для чёткости. Неважно было, как сильно я бью по струнам пальцами, звук всё равно тонул в гитарном. Л когда пользуешься медиатором, добиваешься определённой атаки».
«Это было очень важным решением для Иэна, — подчёркивает Хэлфорд. — Его переход от игры пальцами к медиатору стал событием, сильно изменившим наше звучание в более мощную сторону. Существенно переломный момент в истории Priest. Быстрые номера вроде Exciter оказали Иэну неоценимую помощь — чтобы в конечном счёте он был готов к работам уровня Painkiller».
Роб Хэлфорд появился на восьмой день записи и, по сравнению с остальными, почти не требовал никакого технического обслуживания. После того взрыва эмоций в пабе, Маккей вспоминаетХэлфорда как «весьма славного и довольно тихого малого » Ну, разумеется, тихого до тех пор, пока он не начал петь. Хэлфорд — один из самых мощных вокалистов в роке, и владеет диапазоном в четыре с лишним октавы. «Помню, как он взял те высокие ноты в конце Exciter и мне просто крышу снесло». Девяносто процентов вокальных партий на Stained Class были записаны с первого дубля.
«Недавно я впервые за долгое время переслушал Stained Class от начала до конца, и миллион разных мыслей пронеслось у меня в голове, — говорит Хэлфорд. — Знаете, когда музыканты слушают свои записи, они вечно критикуют их. Но продакшн там просто охренительный — ничего подобного больше не было ни на одном альбоме Priest. Это свидетельство отношения Дэнниса к делу. Не просто вам „повесим тут несколько микрофончиков, поиграйте там на гитарках, потом дайте денег, и я всё сведу! Его внимание к деталям производило очень глубокое впечатление. [У него была] рабочая этика, которую Priest по-прежнему блюдут. Мы по-прежнему относимся к сочинительству, записи, сведению, продюсированию и работе инженеров всё с той же любовью, тщательностью и вниманием».
Альбом начинается с Exciter с его грохочущими бас-бочками, сыгранным шестнадцатыми гитарным ритмом и волшебным припевом. Вот уж, право, падите на колени и раскайтесь. «Роб не только один из лучших в мире хэви-металлических вокалистов, — хвалится Типтон, — он ещё и невероятный поэт-песенник, и иногда превосходит в этом сам себя. Я считаю, что Exciter—один из тех примеров. Роб всё время придумывает всех этих парней типа Возбудителя — мифических существ, готовых оторвать вам голову. The Metallion, The Hellion — много их было в истории лирики Priest, и Роб ответственен за большинство из них». Сумасшедшая скорость композиции делает её превосходным образчиком металлической стремительности. Пли же, как выражается Иэн Хилл: «Играть её неизменно тяжко — даже спустя столько раз!»
Авторство заглавного трека, Stained Class, числится за Хэлфордом и Типтоном, но за название надо сказать спасибо Хиллу. « Насколько я помню, Иэн придумал это
название, — говорит Типтон, — и мы в него просто влюбились. Stained Class, Запятнанный Класс — есть в этом какое-то противоречие, вам не кажется?»
«„Человек был царём, а теперь он – Запятнанный Класс», — цитирует Хэлфорд. — Я бы назвал это „металлом для думающей публики». Мы хотели, чтобы люди знали о нашем отношении к некоторым вещам, происходящим в мире. Вот какую цель преследовал Stained Class. Конечно, это всего лить музыка, [это всего лишь] рок-н-ролл, который по существу служит для того, чтобы помочь сбежать от реальности и развлечься. Но кто сказал, что нельзя не только развлекать, но и преследовать при этом какие-то дополнительные цели?»
Мрачная, размеренная, зловещая Saints In Hell содержит помпезную среднюю часть и сногсшибательную вокальную партию. Хилл называет её «одной из этих альтернативных песен», которая «просто немного отличается от остальных». И сравнивает её с Turning Circles с альбома 1981 vof^Point Of Entry. «Рифф в ней — настоящий монстр, — гово-
рит Хэлфорд. — А ещё это первый номер Priest, в котором я использую французский. „Abattoir, abattoir, Mon Dieu quelle horreur!» [Бойня, бойня, Бог мой, какой ужас!] Как вам такое безумие? Спокойная средняя часть также хороша. Необычная в целом песня».
Ну а в Savage, в которой говорится о бедственном положении коренных жителей Америки, Роб практически выплёвывает слова, пропитанные ядом сатиры. «Обожаю эту песню, — признаётся Типтон. — Она сослужила нам очень хорошую службу в сообществе Коренных Американцев. Теперь у нас там есть хорошие друзья — довольно рьяные поклонники, я бы сказал, — благодарные за то, что мы проявили сочувствие к ихвопросу».
«Это первая песня в стиле эко-метал, — поясняет Хэлфорд. — Вот о чём в ней говорится. Западная цивилизация изживает туземные племена в Австралии или Южной Америке. И кого после этого называть дикарями? Уж явно не этих людей, которые живут себе мирно на природе, а как раз людей нового времени. Реальная песня о реальной проблеме».
Ну и, наконец, единственная вещь, написанная в соавторстве с Лесом Бинком — безукоризненная металлическая пауэр-баллада Beyond The Realms Of Death. Песня, которую называют «пристовской» Stairway To Heaven. «Многие люди это говорили, — соглашается Типтон. — Она набирает обороты по ходу своего развития, так что в какой-то степени это наша Stairway… Мы всегда знали, что если сделать действительно красивый мелодичный кусок, то когда он переходит в тяжёлую часть, это будет звучать вдвойне впечатляюще. Priest неоднократно использовали подобный приём, и Beyond The Realms Of Death — великолепный пример того, о чём я говорю. Прекрасная песня, которая осталась в нашей концертной программе в отличие от многих других».
«Я помню, как Лес предложил эту мелодию, — говорит Хилл. — Мы репетировали в одной студии в Бирмингеме, и он говорит: „Как вам это?» [напевает первые ноты] И дальше уже композиция получила своё развитие. Гленн, кстати, наиграл для неё отличнейшее соло».
Гленн характерно скромничает по поводу своей изумительной сольной партии (в середине песни): «Ну нельзя же, на самом деле, похлопать самого себя по плечу и сказать: „То, что я там насочинял, выдержит любое испытание временем…» В те дни мы обычно шли в паб, принимали несколько кружечек, возвращались и джэмовали какое-то время. После чего формулировалась определённая идея. И лишь некоторым из них везло – это всё равно, что кинуть несколько предметов в воду, и какие-то останутся на поверхности, а какие-то пойдут на дно. Но непосредственно этим соло я горжусь ».
С точки зрения лирики, тематика Stained Class не распространялась на избитые „секс, драгз энд рок-н-ролл», а фокусировалась исключительно на более тяжёлом и гнетущем материале. Истории о безрадостной судьбе человечества преобладают, но присутствует и некоторый налёт научной фантастики — тема, которая по сути своей задаст вектор для текстов многих представителей NWOBHM и последовавшего за ним трэш -метала.
«Я всё ещё пытался нащупать свою почву и как автор текстов, и как вокалист, — говорит Хэлфорд. — Я всё ещё пытался оценить свои возможности. Многие тексты писал не только я, но и Гленн. 1ленн сочинял фантастические рифмы. Люблю всё необычное. Возьмите вот, например, язык в той же Exciter — от оборотов в духе „опаляя массы» или „тепловое копьё у вас создаётся впечатление, что вы погружаетесь в самое пекло Ада. Тогда же начался мой любовный роман с „Тезаурусом Роже» [английский идеографический словарь]. Уже не помню, кто познакомил меня с сей выдающейся книгой, но я всегда агитирую других поэтов-песенников пользоваться ей. У меня до сих пор есть свой оригинал, и я брал его с собой на каждую сессию написания песен. Я просто не вылезал из неё: „А как ещё можно сказать огонь? А как ещё можно назвать жар?» И у тебя в распоряжении всегда есть все эти чудесные возможности, от которых можно оттолкнуться: рисунки, истории и прочие интересные вещи, достойные того, чтобы о них рассказать».
Тексты, продакшн, исполнительское мастерство — все эти вещи в сумме сделали Stained Class тем, чем он является. «На самом деле, мы никогда не садились вот так всей группой и не говорили: „Каков план развития событий?» — делится Хэлфорд. — Всё развивалось очень неспешно и уравновешенно: надо было расти над собой, набираться умения. Как и за любым другим выдающимся продуктом Британии, за нашим кроется кропотливая работа, преданность своему делу, любовь и вдохновение. Вот что всегда делало Priest такими особенными. Нашим кредо неизменно было: „Надо избегать самоповторов и пытаться писать песни, каждая из которых имела бы собственное лицо. В библиотеке полно книг, но эти книги все о разном»».
Со Stained Class началась золотая эпоха Priest. В том же самом году за ним последовал Killing Machine, тогда как Unleashed In The East 1979 года показал наиболее значимые композиции группы в выгодном для них новом свете в концертном исполнении актуального на тот момент состава. После того, как, опять же в ’79-м, Лес Бринкс покинул состав — отчасти благодаря смене приоритетов коллектива (остальные участники Judas Priest решили, что им не обязательно нужны чересчур техничные барабанные партии), — группа сумела продать более 30 миллионов своих альбомов по всему миру. Однако, вероятно, им так и не удалось записать в дальнейшем более качественную или важную пластинку. Stained Class стал для команды поворотным пунктом; идеальным слиянием необузданной, яркой креативности и рафинированной, дистиллированной коммерциализации. Истинная веха в истории металлической музыки!


Top
 Profile  
 
 
PostPosted: 09 Jan 2013 
Хиппей (support team)
User avatar
Joined: 30 Jul 2007
Posts: 108957
Lоcаtion: Киев (Kyiv, UA)
Age: 45
Name: Andrey
Gwarrior wrote:
Девяносто процентов вокальных партий на Stained Class были записаны с первого ду***.

:crazy: Мдя... Уберу щас автоцензор :oops:

_________________


Top
 Profile E-mail  
 
Display posts from previous:  Sort by  
Post new topic Reply to topic  [ 2 posts ] 

All times are UTC + 3 hours


Who is online

Users browsing this forum: Majestic-12 [Bot] and 2 guests


You cannot post new topics in this forum
You cannot reply to topics in this forum
You cannot edit your posts in this forum
You cannot delete your posts in this forum
You cannot post attachments in this forum

Search for:
Яндекс.Метрика
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group